Глава 6. Кошмары

Ответить
Аватара пользователя
Liricsdota
Site Admin
Сообщения: 22
Зарегистрирован: Сб янв 21, 2017 5:58 am

Глава 6. Кошмары

Сообщение Liricsdota » Сб янв 21, 2017 10:40 am

Глава 6. Кошмары
— Артур, Артур… — женская фигура, такая знакомая… нежная… хрупкая… сладко взывала к лежащему на белом песке парню. Он пошевелил рукой, затем сквозь сон приоткрыл глаза.
Еле видимый, эфемерный образ мерцал в легком танце перед приоткрытыми глазами Грэя.
Девушка смеялась, вызывая детскую улыбку на лице парня.
— Артур, найди меня, найди, — фигура пряталась за деревья, ожидая, когда он ее поймает…
Грэй распахнул глаза, приходя в себя от своих воспоминаний.
— Где я? — спросил он сам себя.
Фигура девушки стала ярче, она заливалась смехом, словно маленькая птичка.
— Кто ты? — прошептал он.
Незнакомка не ответила, лишь поманила за собой.
Грэй встал на ноги и осторожно ступил на зеленую траву. Женский смех звучал повсюду.
— Где ты? — крикнул он в лесную чащу. Он пошел дальше, раздвигая ветки деревьев, преграждающие ему путь.
Девушка, словно тень, двигалась очень быстро, иногда останавливаясь и улыбаясь Грэю в ответ, заманивая все дальше и дальше.
Эта улыбка, такая незнакомая и одновременно родная, взывала к нему.
— Артур… Нади меня, найди, молю! Найди! — крик отчаяния и боли врезался в уши.
Грэй побежал вперед со всех ног, чтобы спасти любимую.
Зловещая фигура тащила девушку в лес.
— Стой! — заорал он, пытаясь догнать тень.
— Артур, прошу, помоги! Спаси! — сквозь слезы кричала девушка, отбиваясь от тащившей ее фигуры.
Крики окутали Грэя со всех сторон. Он не понимал, что происходит.
Тени, огонь, непонятные изломанные тела танцевали, сужая мрачный круг смерти перед глазами. Фигуры кружили вокруг него, затмевая путь к ней, к его единственной… Рана на теле выла от боли, Грэй согнулся пополам.
— Берегись! — раздался женский голос прямо в голове.
Грэй обернулся.
Тень Гуля стремительно пронеслась перед глазами, выставляя железный коготь вперед. Удар, затем еще один и еще. Артур вжался в землю.
Звук стих, Грэй открыл глаза.
— Что это? Где я?! — он лежал на траве, на солнечной поляне, свернувшись клубком. — Как это? — он встал на колени, ощупывая и осматривая места, где еще секунду назад он чувствовал, как металл врезался в кожу.
Что-то капнуло на лицо, затем на руки. Артур засмеялся.
— Дождь! — он выкрикнул это так, словно никогда не видел дождя, он искренне обрадовался этому явлению природы. Подняв лицо, он подставил ладони под капли и открыл рот.
— Что это? — он резко открыл глаза. Капли крови текли по лицу, попадая на веки и в нос. Тяжелый металлический привкус еще теплой жидкости вызывал рвотный позыв. В ужасе он упал на пятую точку, затем, резкими движениями перебирая ногами под собой, скользя и падая, помчался прочь.
Кровь… Кровь хлестала по лицу, словно маленькие жгуты, причиняя боль. За спиной, нагоняя свою жертву, выл Гуль. Уродец, чистое порождение тьмы, сотканный из красных капель, находился от Артура на расстоянии вытянутой руки.
Земля задрожала под ногами, зеленая трава, окрашиваясь в кровавый цвет, словно живая, корчилась от боли. Грэй бежал вперед, задыхаясь, как дичь в сезон охоты.
— Нет! — он остановился на краю пропасти, бездонной и холодной. Женский голос за спиной заставил его обернутся. Вместо Гуля перед ним стояла она, та самая, что улыбалась ему в лесу.
— Аня?! — он посмотрел ей в глаза и был готов упасть на колени и зарыдать, моля о прощении.
Девушка улыбнулась.
— Я… я… — он хотел что-то ей сказать в свое оправдание, но она с силой толкнула его в грудь.
Чувство свободного падения, полнейшей нереальности происходящего перемешивалось с паникой и безумством этого момента.
Всплеск. Артур упал в холодную и чистую воду. Солнце танцевало на озерной глади. Грэй погреб руками и ногами, высвобождая себя из объятий воды.
Глоток свежего воздуха. Артур завертел головой. Обрыв, с которого он упал, куда-то исчез, черные тучи исчезли. Лес, озеро и запах свежести. Он погреб к берегу.
— Если это сон, я обязан проснуться! — кричал он сам себе.
Чем больше он греб, тем дальше удалялся берег, до тех пор пока кто-то не вцепился ему в ногу. Нечто тянуло его вниз. Женский смех пробежался по водной глади. Артур посмотрел под воду — девушка, улыбаясь, тащила его на дно.
— Нет! — орал он, захлебываясь.
Улыбка сменилась на оскал, белое платье рассыпалось, освобождая фигуру, усыпанную гнойниками и ранами. Когда одежда растворилась, Грэй от ужаса широко раскрыл глаза: за ноги его держал Гуль. Уродец вцепился зубами в правую икру жертвы. От боли Грэй закричал. Вода моментально заполонила легкие. Он перестал дышать, он мог лишь тихо умирать, наблюдая, как существо медленно, с уродским наслаждением отрывает кусочек за кусочком от его плоти.
— Найди меня, прошу тебя, Артур, найди меня, — женский крик, словно колокольчик, звенел в голове. Он увидел свет и две руки, которые схватили его за голову.
— Нет! — заорал он, барахтаясь.
Артур открыл глаза.
— Что?! Где я?! — он перевернулся на живот, пытаясь выплюнуть остатки воды из легких.
— Ур-р-р-р… Ур-ур-ур? — Данди поспешил к очнувшемуся хозяину.
Заметив малыша, Грэй уставился на него, не понимая, реальность ли это или все тот же кошмар.
— Ур-уру? — малыш взял хозяина за указательный палец.
Артура отпустило, он встал на колени.
— Это… — он сглотнул слюну. — Это был всего лишь кошмар, просто ночной кошмар, — успокаивал он сам себя, все еще ощущая холодную воду внутри себя. — Просто сон… Я ведь умер, да?
От осознания сего и ужаса Артур схватился за колотую рану на теле.
— Что это? — он ощупал себя.
Плотный слой бинтов закрывал большую часть спины и живота, он нажал на маленькое кровавое пятнышко:
— Не больно… Данди, ты меня вылечил?
Мышонок глупо смотрел на хозяина.
— Да что за черт, — Артур выругался вслух. — Почему ты молчишь?
Он протянул руку к другу. Маленькая пушистая фигурка рассыпалась прахом. Грэй взвыл.
— Хватит! Покажись! Я не боюсь тебя! — ревел он, смотря по сторонам.
Его комната, кровать, деревянный пол, стены и окна, выходящие на улицу, в свете луны были обычными, кроме одного угла. Слишком темного, чтобы быть правдой: его не освещала даже лампа, горящая на полу.
— Покажись! — заорал Грэй, не отрывая взгляда от черного пятна.
— А ты смелый… — ледяной голос, словно блуждая по кругу, эхом гулял в голове Артура.
«Что тебе нужно?» — подумал он.
Высокая фигура вышла из темноты. Артур сглотнул.
— Что тебе нужно? — незнакомец повторил вслед за Грэем, словно издеваясь и коверкая каждую букву. — Возмездие, — шепот, словно ледяные иголки, впивался в каждый уголок сознания. Костлявые пальцы сковали шею Грэя.
— Кто ты?! — просипел он, выдавливая слова из сжатой гортани.
Знакомый запах гнили ударил в нос, совершенно такой же, как и от Гуля. Мужчина приподнял парня над половицей.
— Смертный… Ты попытался убить мое дитя, за это я накажу тебя.
Артур болтался в воздухе, словно кукла, пытаясь высвободиться из рук фигуры в балахоне.
— Кто ты?! — хрипел Грэй, урывками глотая воздух.
— Твое желание жить впечатляет. Я Гаргаэль, владыка этого мира, — с этими словами он сжал пальцы сильнее.
Артур открыл рот. Существо свободной рукой влезло парню в рот, углубляясь все дальше по ротовой полости. Артур задыхался не столько от удушья, сколько от ледяной руки, опустившейся куда-то на уровень желудка. Гаргаэль остановился.
— Вот оно, — Владыка нащупал душу, схватил ее и потащил наружу.
Дом задрожал, Грэя трясло вместе с ним. Он почувствовал, что теперь по-настоящему умирает.
— Данди, прости… Аня… — мелькнула последняя мысль. Глаза налились свинцовой тяжестью. Тело обмякло. Рука, торчащая по локоть из его рта, не причиняла больше боли, он не чувствовал ничего, он просто хотел уснуть.
— Не сдавайся! Слышишь! Не сдавайся! — кто-то кричал из темноты.
— Хранитель! Нет! — Гаргаэля откинуло назад, куда-то в стену, в неосвещенный угол. Темная фигура испарилась.
Резкая боль сковала тело. Данди бил хозяина хвостом и лапками по лицу, пытаясь привести того в чувство.
— Что это было? — откашливался Грэй, держась одной рукой за чудом оставшуюся целой шею. Он дышал глубоко, все еще ощущая костяные пальцы у себя во рту.
— Ур-р-р-р, ты живой? — пропищал малыш.
Грэй замер, готовясь к очередному кошмарному эпизоду своего сна.
— Ургу, — малыш непонимающе посмотрел на хозяина. — Ур-р-р, ответь…
Он ударил Артура хвостом еще раз.
— Почему я тебя слышу? — еле слышно спросил парень.
— Ур-р, как это? — малыш моргал глазками.
— Почему я тебя слышу, как человека?
— Ур-р-р-р, я всегда так говорил, — удивленно пропищал мышонок.
— Нет-нет! Я опять сплю, — Артур прижался к стене, обхватив голову руками.
— Ур-р-р, перестань… Ты в безопасности, — Данди забегал кругами, пытаясь хоть как-то успокоить друга.
Ему понадобилось несколько часов, чтобы убедить Грэя, что это не сон и кошмар позади.
— Ты можешь объяснить, что это было? — отойдя от шока и немного успокоившись, спросил Артур.
— Ур-р-р, нечто очень могущественное… — Данди делился впечатлениями о произошедшем после того, как Гуль позорно бежал.
Немного погодя Артур спросил:
— Так он мертв?
Мышонок замотал головой:
— Не увер-рен…
— Значит, нам нужно уходить… Куда?..
Данди перебил хозяина:
— Ур-р-р, твой сон… Ты видел лицо ур-того, кто напал?
Артура прошиб холодный пот. Вкус крови, холода и воды комком застрял где-то посередине, его затошнило.
— Я не помню лица… —Артур скривился. — Я запомнил имя… Гарга…
— Ур-р… эль, — завершил фразу Данди.
Сердце бешено заколотилось.
— Ты его знаешь? — Артур взял малыша на руки и посмотрел прямо в глаза, опасаясь, что он опять спит и это все нереально.
Данди утвердительно мотнул головой.
— Кто это был? Или что? — негромко спросил Артур.
— Ур-р-р, есть только один человек с таким именем… Ур-пусти меня и жди здесь…
Как только Грэй поставил малыша на половицы, тот как ошпаренный помчался прочь из комнаты, спускаясь по лестнице на первый этаж.
Звук падающих предметов спустя пару минут развеял тишину. Артуру стало любопытно, и он спустился вниз.
Данди находился в кипе книг и судорожно бегал от одной к другой.
— Давай я помогу… — Артур сел на корточки.
— Ур-р, нет, я сам, — не отвлекаясь на хозяина, малыш носился по кожаным переплетам, пока не остановился на одной тонкой и довольно старой книге. — Ур-р, эта! — запищал он, указывая лапкой на нужную.
— Хорошо, — Артур взял в руки рассыпающуюся от старости книженцию и начал читать.
Когда-то давным-давно, во времена единого короля, существовал артефакт, помогающий нуждающимся — обрести, больным — исцелиться, потерявшимся — найти свой путь.
Последний король земли человеческой прожил довольно долгую и счастливую жизнь. И вот пора уходить на покой. Он, недовольный отведенным жизнью временем, захотел большего. Король не хотел передавать своим детям и внукам построенное им королевство, посчитав тех недостойными его короны. Он втайне от всех отправился к артефакту Надежды.
Войдя в храм, он, приблизившись к алтарю, взмолился:
— Ты оплот могущества во всем мире, ты даешь людям то, чего они так жаждут. Детей, здоровье, смысл и цель жизни. Я, король единого королевства, умоляю тебя: исцели мою старость, забери немощь и даруй вечную жизнь и молодость.
Когда он закончил свою просьбу, артефакт не издал ни звука, игнорируя просящего. Король повторил просьбу еще раз, затем второй и третий… Владыка рассвирепел и поклялся уничтожить надменный артефакт, чтобы никто и никогда больше не возлагал на него надежды.
Вернувшись домой, он созвал всех своих придворных магов, врачевателей и вообще всех тех, кто имел дело с магией и силой, дав одно-единственное задание:
— Создайте эликсир вечной молодости. Тот, кто найдет, станет моей правой рукой и получит несметные богатства.
Поднялся шум и гам, многие отказались сразу, посчитав, что король безумен. Отказ стоил жизни каждому, кто усомнился в желании владыки.
И вот из нескольких десятков осталось лишь несколько человек. Черный маг вышел вперед, раздвигая перед собой толпу испугавшихся трусов. Он ждал своего часа и минуты, дабы взойти выше всех и показать себя.
— Ваше величество, — сказал он, — я могу добыть для вас то, чего вы жаждете больше всего, но за это придется заплатить.
И он широко улыбнулся.
— Деньги не проблема! Я дам тебе столько золота, сколько ты сможешь унести, столько драгоценных камней, что ты сможешь построить из них замок, — король был готов отдать все, что только попросят, лишь был бы результат, так как в конечном итоге бессмертие — это ключ к деньгам и власти, то, что он отдаст какому-то магу, он с легкостью восполнит через сотню лет, а может и быстрее.
— Мне не нужны ваши деньги и тем более камни, мне нужна ваша душа. Какая вам разница, есть она у вас или нет, если вы живете вечно, — маг еще раз улыбнулся и продолжил: — Вы сможете править столько, сколько захотите, никто не сможет вас убить, физическое тело станет неуязвимым. Вы представляете, какие это перспективы для вас и вашего государства? Вечная слава, любовь народа и красота.
Маг так сладко рассказывал о будущем и новых возможностях, что откроются перед владыкой, что король, не думая, ответил:
— Да, я готов!
В ту же секунду магу выделили самую лучшую комнату в замке, лабораторию и ингредиенты, необходимые, по его словам, для эликсира вечной жизни.
Спустя неделю работы он вступил в тронный зал и заявил:
— Я нашел способ. Но это не эликсир, а нечто другое.
Его величество, переполненный восторгом и радостью, предвкушая бессмертие, подозвал мага ближе, чтобы тот рассказал тайну…
Маг велел королю спустя неделю после их разговора явиться к нему для проведения тайного обряда, но до завершения срока его, мага, никто не должен беспокоить, иначе ничего не получится. В той части замка, что король выделил для нового придворного, каковым он его считал, владыка выставил караул, дабы никто не беспокоил его спасителя.
Ожидание не самая приятная штука, но зато у короля было время разработать новый план по развитию государства и его частей, делая акцент на расширении своих пределов и улучшении условий жизни своих подданных.
Через неделю маг отправил весточку королю о том, что все готово и он ждет того у себя в покоях после полуночи.
Королю не терпелось избавиться от маски старости — этой дряблой кожи и немощи, которыми так щедро наградила его природа в конце его пути.
Наступила полночь, прислуга спала, охранников распустили заранее. Переодевшись в черную мантию, чтобы скрыть фигуру под покровом ночи, владыка направился к магу для проведения ритуала.
Войдя в комнату чернокнижника, король увидел голые каменные стены, нависшие над головой балки перекрытий и непонятную пентаграмму на полу.
— Встаньте в центре и повторяйте за мной, — маг не стал тянуть время.
Они оба заговорили на древнем магическом языке.
Пентаграмма засияла кроваво-черным сиянием, и из тела правителя вылетел крошечный белый огонек. Поймав его рукой, чернокнижник поместил часть души в округлый стеклянный сосуд, а вторую впитал в себя. Улыбнувшись от удовольствия, маг отдал шар королю.
— Теперь самая сложная часть ритуала для вечной жизни. Поместите этот объект в артефакт Надежды. Когда вы это сделаете, сила артефакта и вашего тела станет единой и вы наконец обретете бессмертие.
Королю больше ничего не оставалось, как сделать так, как ему сказали, в противном случае жизненных сил у него оставалось максимум на пару дней. Взяв самого резвого коня, владыка поскакал туда, где зарекся появляться навсегда, но было желание отомстить — и судьба повернулась другой стороной.
Добравшись до места, он поместил шар в страницы артефакта. Из белого сияния Надежды полились смрад, отчаяние и боль.
Наружу вырвалось тысячи черных душ, они окружили владыку и слились с ним в единое целое. Король умер, дав жизнь чему-то новому.
«Какая странная сказка. А где бессмертие бессмертным?» — подумал Артур, затем перевернул страницу и начал читать дальше.
Владыка умер, но воскрес из пепла и тьмы преисподней. Под влиянием мириад черных душ он стал Личем, бессмертным королем боли и страданий.
Когда новоиспеченный король наконец очнулся, он увидел свое отражение и взвыл. Маг обманул его. Он дал вечную жизнь, забыв упомянуть обо всех прелестях, идущих в комплекте с тем, что он пожелал получить…
С красивого лица некогда молодого принца, к которому он надеялся вернуться вновь, свисали ошметки гнилой кожи. Под ней виднелся почерневший от старости череп, словно тот провел в земле несколько лет. Запах гнили вместо парфюма и вечный голод. Но хуже всего были тысячи голосов в голове, каждый из которых шептал что-то свое и медленно сводил его с ума.
Маг схитрил, забыв сказать, что теперь король навечно застрял в том месте, куда его отправили. Вскоре владыка совсем потерял рассудок и растворился в тысячах душ. Он убивал всех, кто ступал в зону его влияния. Вначале это были паломники, не знающие о произошедшем, потом темный маг отправил всю семью короля на растерзание, а потом наступило забвение…
Король, охваченный злобой и желанием отомстить, нашел способ вернуть свой разум, заключив соглашение с тысячами внутри своего проклятого тела, переродившись во второй раз.
Он научился использовать трупы и скелеты людей и смог с помощью контроля отправлять свою мертвую армию разрушать селения и города. Люди назвали его Гаргаэлем, смешав имена демонов и старое имя безумного короля.
Несколько десятков лет тирании, боли и страха пережили жители бывшего единого королевства, пока не появились четыре хранителя. Четыре спасителя, для всех — отцы-основатели. Четыре рыцаря.
— Отцы-основатели? Ты хочешь сказать, это… это не детская выдумка? — он посмотрел на сидящего и внимательно слушающего мышонка.
— Ур-р-р-р, в каждой сказке, есть доля пур-р-равды, если бы ее не было, не было бы и самой сказки, — пропищал малыш, отвечая на вопрос хозяина.
Артур уставился в книгу.
Отцы-основатели, или хранители, были воспитаны коалицией светлых сил. Обучив как следует каждого юношу и дав максимум знаний о будущем враге, они отправили четырех молодых парней на возможно единственное и последнее задание в их жизни. В жизни не только этих избранных, но и всех людей, всего светлого и чистого, что еще осталось в их больном мире. Если бы те потерпели поражение, все те, кто входил в орден, погибли бы.
Когда все было готово, четыре рыцаря из четырех орденов собрались вместе, дабы свершить правосудие над слишком засидевшимся на этом свете злодеем. Они выяснили: чтобы убить хозяина или хотя бы сделать его смертным, необходимо уничтожить кормушку, верного пса, который так любезно поставляет ему души через свой желудок.
Молодые люди собрались вместе.
Первый рыцарь, рыцарь Красного Знамени, — молодой человек, любитель свободы и путешествий, легких денег и женщин. Несмотря на нестандартное поведение для героя, он был избран из-за уникальности военных умений и силы.
Второй рыцарь — из Синего ордена — олицетворял мужественность и красоту. Цель Синего ордена была в развитии не только духа, но и тела.
Серый орден выпускал отличных фехтовальщиков, называющих себя послушниками лунного света. Мальчики и мужчины обладали своеобразной грацией, завораживая жертву танцем с клинком и нанося смертельные удары в свете луны.
Орден анахоретов — отшельники, живущие в одиночестве и обычно общающиеся только между собой. Несмотря на такой образ жизни, только сильнейшие маги могли в него попасть. Отстраняясь от всего мира в полном одиночестве, они постигали смысл бытия и таинства магии. В час беды, несмотря на жизненную позицию и устои, старейшим пришлось принять вызов и выделить лучшего из лучших.
Каждый из рыцарей был в чем-то по-своему хорош. Первый — в стрельбе из лука, второй отлично умел управляться с двуручным мечом, третий был воином и магом в одном лице, а четвертый, физически особо не развитый, мог вылечить или уничтожить при правильном подходе к делу, но главным его оружием являлась древняя магия, о которой ходили легенды: никто до сих пор не знал ее пределов.
Договорившись между собой, избранные направились в логово Гаргаэля. Состоялась грандиозная битва, на кону стояли не только их жизни, но и жизнь всего человечества.
Лич пал от руки второго рыцаря, зло было уничтожено, а анафемский артефакт Надежды после смерти существа развалился на несколько частей.
Первый рыцарь забрал сферу, что парила над книгой.
Второй забрал саму книгу для того, чтобы сохранить секреты древности.
Третий взял последнюю часть первичного артефакта — золоченый кристалл, используемый как подставка для книги.
А четвертому досталось самая важная и тяжелая часть головоломки — маленький стеклянный шар, из-за которого все и началось. Там билась душа короля, скованная проклятием.
Каждый из них вернулся к своему ордену и создал храм, дабы поделить мир на равные части и жить в согласии, не повторяя ошибок древности. Эти храмы живы и поныне, кроме четвертого.
Послушник анахоретов не стал ничего создавать: его устраивало скитание по миру. К тому же тяжкое бремя, исходящее от шара, было слишком опасным, чтобы строить вокруг этой части головоломки какие-либо священные сооружения.
— Ты хочешь сказать, что это был тот самый Гаргаэль? — у Артура непроизвольно поползли брови вверх.
Данди пожал маленькими плечами:
— Ур-р-р, не знаю… Но имя…
— Ну, если его убили, значит, он мертв или он нашел способ вернуться?
Артур вспомнил ледяной голос и костяную руку, сжимающую его горло. Он поежился.
— Знаешь, может, нам еще раз сходить в х…
— Где ты, ублюдок! Давай выходи! — пьяный громкий мужской голос орал череду проклятий за окнами театра.
Артур привстал, чтобы посмотреть, кто это.
Во дворе стояла толпа мужчин. Шесть солдат в одинаковой форме, и все совершенно пьяные. Молодые люди еле перебирали ногами, держа факелы. Один из них выделялся на их фоне.
— Киря, — еле слышно сказал Артур, завидев друга. Парень с огромным фингалом на пол-лица сжимал бутылку, факел и меч.
— Выходи, с-с-сука… Я тебя сейчас порублю… — бормотал он, проклиная хозяина театра.
— Данди, думаю, самое время нам бежать.
Мышонок кивнул, и оба со всех ног помчались наверх. Схватив ближайшую сумку, Грэй впихнул первое упавшее из шкафа. Прихватив с собой остатки денег и кинжал, он выбежал через запасной выход театра. Через пару улиц он обернулся. Ночное небо озарило огненное зарево, люди кричали:
— Театр горит! Театр!
У Артура защемило в груди, он сжал кулак и затем побежал, он несся в неизвестность, туда, куда вела его судьба, спотыкаясь, падая и опять вставая на ноги. Бежал до тех пор, пока не остановился в конце пирса в порту.
Случайная встреча самая неслучайная вещь на свете.

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей